Заседание по делу Кальчополи в Неаполе

Cuoro a striscie 28.04.2010 02:10

Туман над Европой начинает рассеиваться, и сегодня возобновился процесс по делу Кальчополи. Прошлое заседание суда пришлось отложить из-за невозможности присутствия некоторых свидетелей по данному делу. На сегодняшнем заседании, которое станет девятым по счету слушаньем в Неаполе, не сможет присутствовать Карло Анчелотти. Дела не позволяют ему покинуть Лондон, и он взял отсрочку до следующего судебного заседания. Сегодня же будут выслушаны свидетельские показания других лиц, замешанных в процесс - инспектор полиции Клаудио Сальваньо, который начал проводить расследование на основе имеющихся у прокуратуры Турина записей телефонных разговоров, и судьи по имени Козимо Ферри (имеет хорошие связи с ФФИ), принимавшего участие в решающем заседании в 2006 г. Также планируется присутствие бывших арбитров - Куттика, Гульельмо Пепе, Фабио Виньяроли и, возможно, главного тренера «Манчестер Сити» Роберто Манчини.

Забегая вперед, отметим, что следующее заседание суда состоится 4 мая. На нем будут подробно рассмотрены «неопубликованные» записи телефонных разговоров, планируется присутствие экспертов.

События развиваются следующим образом:

10:20 - В зал суда уже прибыли адвокаты Моджи - Маурилио Приорески и Паоло Трофино. Из Англии, похоже, никого ждать не приходится.

10:40 - Приехал Лучано Моджи.

10:55 - Объявлен перерыв до 11:15 из-за задержки свидетелей обвинения.

11:07 - Защита Моджи в этот раз представила очередные 10 «неопубликованных» записей разговоров между назначающими арбитров уже хорошо знакомых нам Пайретто и Бергамо и руководителями клубов. Четыре записи касаются «Интера»: три - разговор  с Бергамо и одна - с арбитром Де Сантисом. Последняя запись - телефонный разговор арбитра с тогдашним президентом «Интера» Джачинто Факетти, состоявшийся на следующий день после миланского дерби. Также имеются 3 записи разговоров руководства «Болоньи» с Де Сантисом, 2 записи разговоров руководителей «Пармы» с Пайретто и Бергамо и последняя - сорокаминутная запись разговора между президентом «Кальяри» Массимо Челлино и Бергамо.

11:14 - Пока идет официальное открытие заседание, мы хотим пересказать вам один забавный эпизод, свидетелями которого мы стали ранее. У входа в зал суда к Моджи подошел какой-то уличный торговец и попытался продать что-то Лучано. Но тот улыбнулся и сказал: «Не могу, у меня кончились деньги».

11:30 - Технический консультант защиты Моджи заявляет: «Все руководители клубов звонили арбитрам. Достаточно послушать записи разговоров Пайретто и Бергамо, и сразу станет ясно, что при возникновении каких-либо трудностей, руководители некоторых клубов тут же приглашали арбитров на гриль».

11:40 - Слушанье продолжается. Прибыл Клаудио Сальваньо. Судья Казориа ставит в известность государственного обвинителя о том, что на следующем заседании у защиты будут на руках распечатки всех 171 тыс. разговоров.

11:42 - Слово предоставлено Сальваньо.

12:05 - Сальваньо затронул разговоры, в которых упоминались «подарки» для кое-каких людей (машины, часы, абонементы  и пропуска на стадионы). После этого он решил сразу отойти от темы телефонных разговоров. Тогда адвокат Приорески отметил: «Свидетель апеллирует только обрывками фраз, не вникая в смысл разговора».

12:20 - Сальваньо говорит об отношениях Моджи со спортивными организациями и не только. Речь идет о разговорах Моджи с Джорджио Тозатти (спортивный комментатор и журналист, скончался 28 февраля 2007 - прим. пер.). В одном из разговоров Тозатти произносит фразу: «Лучано, тебе ничего не угрожает потому,  что ты платишь журналистам».

13:03
- Закончен допрос со стороны государственного обвинителя, теперь задавать вопросы будет Приорески, который сразу спрашивает о количестве прослушанных разговоров. Сальваньо колеблется: «Не знаю, я принес в Прокуратуру все, что у нас было». Приорески наступает: «Я насчитал 157 транскрипций, исходя из этого, вы не можете сказать…» Сальваньо отвечает: «Их число постоянно возрастало». В этот момент у судьи Казориа появился свой вопрос: «Понятно, что количество возрастало, вы можете сказать, какой разговор был последним»? На что Сальваньо отвечает: «Я затрудняюсь ответить».

13:20
- Адвокат Бергамо Сильвия Моресканти спрашивала про ужин в доме Джираудо. Сальваньо был задан вопрос, уверен ли он в присутствии Бергамо на ужине, и какое расследование проводилось по факту ужина. На оба вопроса свидетель не дал ответов.

13:24 - Вопросы Сальваньо начинает задавать адвокат Де Сантиса Паоло Галинелли. Вопрос о том, смотрел ли Сальваньо матч «Аталанта» - «Ювентус», и считает ли он, что жеребьевка на эту игру была фиктивной, спланированной заранее. На оба вопроса свидетель ответил «нет».

13:30 - Неожиданно слово взял Моджи: «Я хотел бы внести ясность в те неточности, что допустил Сальваньо. Сначала о товарищеских играх. Существует договоренность назначать на товарищеские игры арбитров по территориальному признаку (кто ближе живет). Таким образом - на матч с «Мессиной» был назначен арбитр из Катаньи, на матч с «Ливорно»  - арбитр из Флоренции. Что касается Кубка Берлускони - обычно назначался арбитр, судивший международные соревнования в текущем сезоне, в тот раз был Пьери. На счет «Мазератти» - Финансовая Гвардия проводила расследования и все обвинения опровергла.  Далее, о национальной сборной - кому, как не руководителю команды знать, кто из игроков способен играть несколько матчей в неделю, а кто нет. Следующее - я встретился с Де Сантисом в подтрибунных помещениях после матча. И что? Это же не запрещено. Вам должно быть известно, что Меани, например, заходил к арбитрам в перерыв между таймами. И последнее, по поводу методов расследования полковника Ауриккьо - он говорит, что использовал в качестве доказательств материалы из издания «Gazzetta dello sport», для которой понятия «презумпция невиновности» просто не существует. Ну и в качестве примера: за матч «Интер» - «Аталанта», состоявшийся в субботу в «Гадзетте» арбитру была поставлена оценка 6,5 баллов, в то время как газета «Corriere dello Sport» оценила работу арбитра только на 5,5 баллов».

13:40 - После Моджи слово взял Пайрето, заявив, что: «ФФИ сама добивалась сотрудничества с клубами».

13:45 - Слушанье прерывается на обед.

15:45 - Заседание возобновляется, начинается допрос Козимо Ферри.

15:55 - Государственный обвинитель спросил, знаком ли Ферри с Лотито? Тот ответил, что знаком. Ферри сказал, что знал Лотито ещё до того, как он вошел в футбольный мир. Мы поддерживали хорошие отношения в течение сезона 2004/2005. Также Ферри сказал, что знаком и с Маццини: «Я его узнал ещё раньше, чем Лотито. Маццини был сопредседателем «Регионального Комитета» в Тоскане и всегда интересовался новичками в футболе».  

16:05 - Нардуччи спрашивает у Ферри, знакомы ли были Маццини и Лотито. На что Ферри ответил: «Не знаю, были ли эти двое знакомы. Единственный раз, когда они встретились при мне, был на обеде, который я организовал. Лотито приехал спустя полтора часа, после начала обеда, который и так длился совсем недолго. Там мы не обсуждали ничего, касательно судей. Они оба очень общительные люди и поэтому не понятно, встречались ли они раньше». Нардуччи попросил вспомнить дату обеда, но Ферри не вспомнил. Тогда Гос. Обвинитель ему помог: «Обед состоялся уже после того, как Лотито стал президентом?»  - «Да, это так», - ответил свидетель. Нардуччи затем обратился к Ферри с просьбой разъяснить телефонный разговор с Маццини 8 февраля 2005: «Маццини говорил, что ему не удалось найти Лотито, поскольку  он так озабочен «одним важным делом», - заявил Нардуччи. Ферри ответил: «Насколько я помню, это касается взаимоотношений между «Лацио» и «Эмполи», так как в тот период футболист «Эмполи» Рокки должен был быть выкуплен. Тогда им нужно было прийти к соглашению. Я думаю, он имел в виду именно это, поскольку Маццини тосканец».

17:00 - Нардуччи заострил внимание на одной фразе из телефонного разговора: «Что имел в виду Маццини, когда сказал, что ему нужно разузнать, не было ли вмешательства в вопрос о судьях?» Короче говоря, прокурор захотел понять, знает ли Ферри, о чём вёл речь Маццини. «По поводу судейского вопроса не знаю», - ответил Ферри. «Что касается других звонков, то я говорил, что после определённого матча я звонил Маццини и менял своё местоположение, но это лишь мои выводы, ничего более…» Ответ не удовлетворил Нардуччи.
Слово взяла судья Казориа: «Нет необходимости продолжать». Однако прокурор не отступает: «Есть расхождения в показаниях». Судья Казориа: «Он не в курсе, что означал вопрос об арбитрах». Нардуччи: «Он говорит разные вещи. В протоколе мая 2006 года по поводу данного звонку он сказал: «Я заявляю, что не обращал внимания на эти заявления, однако через несколько дней после матча между «Лацио» и «Кьево» я разговаривал с Маццини, который сказал мне, что хотел бы, чтобы «Лацио» судил тосканский арбитр, то есть Рокки. Помню, что также разговаривал с Лотито и тот подтвердил мне, что Рокки будет судить в пользу «Лацио».
В этот момент Ферри захотел прояснить ситуацию: «Я вспоминаю, что по окончании дачи показаний, перечитав, я вернулся к данному пункту, поскольку он сказал это явно не так, а я лишь связал вопрос с судейством, не будучи уверенным в этом». Нардуччи вновь обратился к Ферри: «Правда ли, что Маццини сказал, что желал бы видеть для «Лацио» тосканского арбитра?». Свидетель ускользнул от ответа и сослался на недостаточный опыт: «Шестичасовой допрос стал нечто новым для меня. Я был с двумя людьми, которых не знал, и которые много говорили, причём каждый отдельно, как будто один играет, а другой поёт. Лотито пришёл в мир футбола и сразу же наткнулся на проблемы: долги, болельщики и т.д. Ему захотелось изменить систему, стать неким «морализатором», захотелось уменьшить зарплаты футболистам, были долги - всё исходило из этих соображений. Кроме того, в тот период происходили изменения в органах власти, и Маццини хотел в каком-то смысле внушить доверие в отношении Лотито, даже если у него не было столь много возможностей в ФФИ. Лотито всегда говорил о несправедливости и сказал, что «Лацио» оштрафовали…»
Прокурор Нардуччи настаивает: «Вы должны ответить, сказали ли вы правду прокурору или же правда в вашем заявлении». Ферри ответил: «Я сказал правду, но я всегда говорил, что это мои предположения». Государственный обвинитель: «Я прочитал его заявление, в котором сказано, что он разговаривал с Маццини и Лотито». Ферри объяснил это: «Хочу сказать, что лишь именно так можно объяснить телефонный разговор. Лотито после матча «Лацио» - «Кьево» был доволен судейством, сказал, что больше не обижается, и, может быть, я неправильно употребил слово «помог»…»

17:30 - Нардуччи обратился к телефонному разговору 15 февраля 2005 года, в котором Ферри вновь говорил с Маццини. «Он спросил Маццини, не голосовал ли Лотито. Маццини сказал «да», что это в рамках правил. Маццини сказал, что ни газеты, ни телевидение не будут плохо говорить об арбитрах, если мы сами не начнём. Можете ли вы уточнить этот разговор?». Ферри подтверждает содержание разговора и делает еще одно заявление: «Ферри, Лотито и Маццини видели только один раз в этой комнате. Всякий раз, когда говорил Лотито со мной, он жаловался на судей, и я делал то же самое с Маццини, который хотел выдвигаться на выборы. Эти вещи я всегда объяснял лишь одним образом».

18:00 - Новые обвинения Нардуччи: «Вы говорили, что Маццини помогал Лотито, назначая предпочитаемых арбитров. Как вы это объясните?». Ферри: «Я думал, что говорю одно и то же».

18:55 - Слушания окончены. Следующее заседание состоится 11 мая, будут выслушаны новые свидетели обвинения, среди которых Карло Анчелотти и Роберто Манчини.

19:15 - Государственные обвинители Стефано Капуано и Джузеппе Нардуччи по окончании сегодняшнего заседания заявили, что подали новые документы, касающиеся процесса Кальчополи. Их содержание не разглашается.

Источник: Tuttojuve


Моджи
0 0
Добавить комментарий
  • Комментариев пока нет