История лидера группировки «Bravi Ragazzi» - Полководец Массимо.

Toni 02.03.2009 22:43
{mosimage}«TuttoJuve» взял интервью у одного из лидеров фандвижения «Ювентуса», главаря группировки «Bravi Ragazzi», в прошлом «Vecchia Guardia» и «Irriducibili» - Массимо Ладзарини.

Массимо рассказал о своей жизни, войне между группировками и борьбой с Лучано Моджи.


Когда я был ребенком, отец привел меня на старый стадион «Коммунале». Первая игра которую я видел - было дерби. И я сразу проникся любовью к «Ювентусу» и уважением к тем, кто стоял на трибуне «Филадельфия» и болел за команду.

Начало боления

В мир ультрас я пришел, когда уже стал взрослым. В 1989 году, последний год на «Коммунале», я вместе с братом организовал группировку «HIGHLANDERS». На следующий сезон уже на новом «Делле Альпи» вместе с новыми друзьями мы разместились на втором кольце «курвы Суд» вместе с почившими уже группами «FOSSA DEI CAMPIONI», «CAOS» и «DRUGHI». Мы сразу же стали приносить новшества в боление: первые дожди из туалетной бумаги и первые фаеры появились на стадионе благодаря мне и моему брату.

Через несколько месяцев Лука Дардо из «VECCHIA GUARDIA» предложил нам сотрудничество и предложил объединить усилия по организации трибуны. Таким образом с нашим приходом «Vecchia Guardia» стала по-настоящему непобедимой группой. Мы заставили уважать себя как дома, так и на выезде. Это была эра первых знамен, штандартов, больших полотнищ, которые закрывали всю трибуну, огромных факельных шествий. Курва была местом, где было весело и где все могли поучаствовать, но никто тебя ничего не заставлял. Мы были очень мощной и многочисленной группой.

Возвращение «FIGHTERS», Рим 1996 и конец «VECCHIA GUARDIA»

«FIGHTERS», историческая группировка левого толка, лидировавшая в 70-ых и распавшаяся после трагедии в Эйселе, в 1994 году вернулась на трибуну, но с другими лидерами и другими политическими взглядами. Первые годы наше совместное проживание было мирным, но на финале Лиги в Риме 1996 года «FIGHTERS» решили силой захватить всю трибуну. В Риме группа ультрас под предводительством Клаудио Тойа сняли все наши баннеры и, не смотря на моё физическое сопротивление, «FIGHTERS» захватили власть над всей «курвой Суд».

Клуб Pegaso

Но настоящий ультрас, который любит команду везде за ней следует, не может бросить болеть из-за смены власти на трибуне. Полгода мы смотрели с третьего кольца южной трибуны на то, что происходило под нами и картина нам совершенно не нравилась. Плачевная хореография и жидкое боление. Таким образом, устав от междусобиц, в 1997 году я принял решение открыть клуб болельщиков «PEGASO» на улице Пьянецца. Цель заведения была объединить болельщиков «Юве» в незавимимости от их принадлежности к группировкам. В клубе собрались ребята, которым не нравилось, что происходило на стадионе и которые больше не входили в официальные группировки - старые «IRRIDUCIBILI», «CAOS», «DRUGHI» и Тони Аканфора собственной персоной. В «Пегасе» каждый вечер собиралось не меньше сотни ребят и для нас это было трамплином к возвращению на стадион на борьбу с монополией «Fighters».

Возрождение «IRRIDUCIBILI»

Тогда мы решили вернуть к жизни нашу группировку под новым названием «IRRIDUCIBILI». И таким образом на «Юве» - «Парма» мы переместились на «курву Норд» с баннером «IRRIDUCIBILI CURVA NORD». Мы покрасили банер цветами противоположным «Fighters» (черным по белому, вместо белого на черном). Так начались четыре года боления, в которые мы были непревзойденными как по уровню перформанса так и по уровню шизы. Мы ездили по Италии и громили всё и вся. В Венеции мы даже как-то сбросили противников прямиком в канал!

{mosimage}

До нас трибуна оживлялась всего лишь одним барабаном и одним мегафоном, но мы провели революцию! На нашей трибуне 50 барабанов стучало в унисон, а зарядами мы руководили стерео-системой с беспроводными микрофонами! Мы даже выиграли премию «TELECOM», а фотографии нашего сектора с большим красным сердцем на черно-белой трибуне печатались на сим-картах! О нас писали журналы, спортивные и не только. И все телеканалы каждое воскресенье показывали нашу хореографию по поводу нового матча. Наша трибуна была свободной и где не было места политике, но только здоровому духу ультрас. Люди приходили к нам, потому что они хотели петь, а не потому что их заставляли.

Конфликт с Моджи и распад

Но затем всё закончилось, и виной тому был Лучано Моджи. Раньше у нас были хорошие контакты с клубом: мы могли разговаривать, спорить и получать билеты для «художников», которые приходили на стадион за 3-4 часа до матча и подготавливали трибуну к матчу. Может из зависти, может из-за заговора, но в один момент доверие между клубом и «IRRIDUCIBILI» оборвалось. Нам больше не давали подготовить трибуну и не пускали на сектор раньше начала матча. Оттуда и пошла наша война с клубом, вылившаяся в пикитирование офиса клуба с зарядами и манифестациями.

Раньше у нас было доверительное отношение с триадой - перед рождеством мы собирались на рождественский ужин с Моджи, Джираудо и Беттегой и обсуждали наши проблемы и план поддержки команды. Но потом доверие исчезло и всё рухнуло. Нас стали прессовать органы правопорядка и нам запретили появляться на стадионе и вывешивать наш баннер. Руководство хотело выгнать нас со стадиона навсегда. Так наша группа распалась, а война с руководством мне обошлась очень дорого. Мы протестовали против Моджи не только из-за билетов на стадион, но и из-за того, что нам казалось, что в «Ювентусе» не всё чисто. Моджи подал на меня в суд за то, что я назвал его «вором». А за возмещение ущерба, который мы нанесли тренировочной базе «Ювентуса» на «Коммунале», на меня, как на лидера и организатора группы, УЕФА повесило штраф в 850 миллионов лир (500 тысяч долларов).

{mosimage}

Я остался без средств к существованию. У меня было всё хорошо в жизни - я был управляющим супермаркета, у меня был дом и две машины. А потом я потерял всё. Моя вражда с Моджи вылилась для меня в 7 судебных процессов и куче приговоров. У меня отняли всё, что у меня было, мой дом, и мне пришлось жить в трейлере...Быть Ультрас стоило мне всего. Но я смог заново подняться на ноги.

Боление это моя страсть: кто заставляет меня стоять на холоде все выходные? Я уверяю тебя, что уже годы как я не получаю ни лиры от боления. Мы держимся на плаву благодаря продаже нашей аттрибутики, тогда, когда у нас её не отнимает полиция. Мы не преступники. Утром, когда я просыпаюсь и иду на работу, я думаю о моей команде, о новой растяжке и о новом заряде.

Расскажи как ты вернулся на «Курва Суд»?

Конечно же, я вернулся на стадион только после «Кальчополи». В 2006 года на стадион вернулись «DRUGHI» и умерли «FIGHTERS» (которые сейчас выживают благодаря «ANTICHI VALORI» на «курве Норд», ирония судьбы). И мы тоже решили вернуться.

{mosimage}

Все мои ребята из старых «IRRIDUCIBILI», которые сидели дома уже 4 года, собрались вместе со мной под названием «BRAVI RAGAZZI». И теперь мы делим с «DRUGHI» южную трибуну и в полной гармонии поем вместе наши заряды. Так что мы вернулись.

Немного вопросов.

Твоё лучшее воспоминание?

Многие отвечают - победа в Лиге Чемпионов, но для меня это игра с «Фиорентиной» в 94 году, этот блестящий гол Дель Пьеро, эта победа 3-2. Никогда не забуду тот заряд энергии, который дал нам этот матч.

Твоё мнение о Кальчополи?

Всё к тому и шло. Моджи хотел слишком много и подбирал под себя всю власть. Но не смотря на это, я считаю, что скандал и понижение в классе можно было избежать. Лучано Моджи нацеливался на переворот в «Ювентусе» и владельцам клуба это, конечно же, не нравилось.

«Ювентус» строит новый стадион, как можно сделать его более безопасным?

В Англии это стало возможным благодаря диалогу с фанатами. Есть правила, которые надо выполнять, но нельзя запретить болеть. Я бы предложил дать ответственность за безопасность самим же ультрас. От противостояния с органами правопорядка только хуже, репрессии к хорошему не приводят. Сотрудничество это дорога в будущее.

Некоторые утверждают, что клубы платят ультрас?

«Ювентус» нет, и я думаю что другие команды тоже. Раньше, конечно, были другие времена. Команды помогали с организацией предматчевых шоу, и то из под полы и очень редко. Сейчас и этого нет.

То есть были те, для кого в прошлом ультрас было работой?

Да, когда то так и было. Я против барыжничества билетами, и не считаю, что это должно быть источником дохода. У меня и так уже есть работа.

Раньше, когда билеты не были именными, некоторые мои ребята, конечно, уступали соблазну продать билеты на важные матчи и таким образом навариться.

Это не секрет, что я не плачу за билет на стадион, по-моему это логично. Но мы ни от кого не получаем никаких денег. Весь наш доход это продажа аттрибутики, которую мы сами производим и распространяем среди болельщиков.

Есть ли еще шансы на «скудетто»?

Есть конечно, чемпионат еще далеко не завершился. «Интер» может оступиться. История нас учит, что никогда нельзя сдаваться.

Что ты думаешь о Раньери?

Он неплохой тренер, ему, конечно, чего-то не хватает, но я верю, что скоро он сделает качественный прыжок. И еще я считаю, что «Ювентус» не должен тренироваться в Виново, где слишком влажно и нет места для болельщиков. У «Милана» в Миланелло всегда открыты двери для фанатов и мы хотим того же.

Кто был самым сильным в «Юве»?

Конечно же Платини. Ле Руа, самый сильный.

Что ты думаешь есть неправильное в футболе?

Слишком много денег, вот и всё. За деньгами все как-то забывают, что футбол это прежде всего спорт.

Как ты относишься к политике?

На трибуну я иду, чтобы развлечься и поддержать команду. Ненавижу тех, кто занимается политикой на стадионе. С другой стороны я сам политик, но это моя личная жизнь, которую я оставляю за пределами стадиона. Очевидно, конечно, что сейчас большинство ультрас разделяет правые взгляды, но можно спокойно придти на стадион и в футболке с Че Геварой.

Ваш любимый заряд?

FINO ALLA FINE...FORZA JUVENTUS..!!!

В последнее время мне очень нравится этот заряд, он хорошо звучит и заводит команду.

Источник: TuttoJuve

{mosimage}
0 0
Добавить комментарий
  • Комментариев пока нет